Главная | Ф вийон большое завещание

Ф вийон большое завещание


Любовь к жизни и отвращение к плоти В конце Средних веков поэтика смерти очень развита. Существуют живописные изображения смерти — в частности, смерти уравнивающей: Вийон мог ее знать, когда она была глубокой старухой.: Красы девичьей нет в помине!

Франсуа Вийон. Лэ, или малое завещание

Увял лица молочный цвет И плеч округлых нету ныне. Вход в сад любви — фи! Все они собрались в трактире близ Лондона, с тем, чтобы оттуда вместе двинуться в Кентербери на поклонение гробу св.

Удивительно, но факт! Когда б хоть каплю наземь он пролил, То счел бы это горшею из кар.

Чтобы скоротать время, каждый из членов общества рассказывает какую-нибудь сказку или повесть; при этом Ч. За каждым рассказом следуют живые комические сцены: Все это дает возможность Ч.

Удивительно, но факт! Таис - греческая куртизанка III в.

Рассказы подобраны так, что каждый из них соответствует характеру и общественному положению рассказчика, да и манера каждого из них особая.

Рассказ исповедника походит на проповедь и заканчивается приглашением купить индульгенций а пожертвовать что-нибудь на церковь. Нищенствующий брат непременно хочет говорить, но гнев мешает ему, и из рассказа его ничего не выходит; Мещанка из Бата, — необыкновенно ярко нарисованный комический тип, —толстая жизнерадостная болтунья,. Рыцарь сообразно своему сану, рассказывает изящную придворную повесть о Палемоне и Арсилае подражание Тезеиде Боккаччо , оксфордский клерк — повесть о Гризельде; монах, толкуя о превратностях судьбы, приводит примеры людей, испытавших их; пьяный мельник передает непристойную повесть в духе фабльо и т.

Без сомнения материалом ему служили наблюдения, произведенные им в течение его богатой разнообразными встречами и переменами жизни.

Удивительно, но факт! А спросит кто-нибудь злонравно, Что мне до этих двух парней, Отвечу так на выпад явный:

Быть может, влияние учения Виклефа сказывается в изображении характера лицемерного и корыстолюбивого нищенствующего брата, питающегося, по его словам, только библией и увещевающего больного главным образом давать побольше монахам, а также в идеальном изображении образцового священника, истинного пастыря церкви, и благочестивого крестьянина; но на основании этого не следует еще заключать, чтобы Ч.

Не следует забывать, что и в фабльо, авторы которых несомненно были правоверные католики, нередко можно встретить сатирические изображения пастырей церкви.

В последние годы жизни Ч.

В самом конце жизни счастье снова улыбнулось Ч.: Широкая слава, которой Ч. В эпоху возрождения Какстон напечатал текст его сочинений в и в г. Наконец, в XIX в.

Цель его — издание критически проверенных текстов сочинений Ч. Он первый среди англичан даль образцы истинно художественной поэзии, где повсюду господствует вкус, чувство меры, изящество формы и стиха, повсюду видна рука художника, управляющего своими образами, а не подчиняющегося им.

Он придал законченность английскому стиху и довел до высокой степени изящества литературный язык. Относительно чистоты речи он проявлял всегда особенную заботливость и, не доверяя переписчикам, всегда просматривал лично списки своих сочинений. В деле создания литературного языка он проявил большую умеренность и здравый смысл, редко употреблял неологизмы и, не стараясь воскресить отжившие выражения, пользовался лишь теми словами, которые вошли во всеобщее употребление.

Блеск и красота, которые он сообщил английскому языку, доставили последнему почетное место среди других литературных языков Европы; после Ч. Он употребляет здесь национальный язык сознательно, чтобы выразить лучше и точнее свои мысли, а также из патриотического чувства. С другой стороны, некоторый мысли Ч. Середина века — эпид. Но зато в Англии раньше, чем в экономике друг. Восстание Уотта Тайлера г. Религиозная форма протеста выражается в появлении проповедникоав от народа Джон Болл.

Уиклиф провозгласил библию единств.

«Смертельный ответ» Жанны д’Арк

О жизни его известно мало: Дошла во множ-ве рукописей, существовало 3 редакции. Поэма состоит из 11ти видений жанр поэмы восходит к Срв жанру видений , в ней сочетаются сатира и предвидение лучшей жизни, конкретное осуждение праздности и пороков но через аллегорию.

Удивительно, но факт! Фамарь напекла ему лепешек, а он, оставшись с ней наедине, овладел ею, за что два года спустя был убит своим сводным родным Фамари братом Авессаломом.

В 1й части — аллегорич. Краткое содержание по учебнику. Автор засыпает, и ему снится огромное поле, полное народа: Башня вдали — башня Правды, темница в долине — обиталище зла, поле с людьми — человечество.

Признание Синей Бороды

В 1м видении центральн. Святая Церковь показывает свадьбу Взятки и Обмана, показывает в толпе людей испорченных. Затем — исповедь 7ми смертн. Ворона в белый, лебедь в черный цвет Окрашены для глаза моего. Кто груб со мной, тот мне милей всего. Не различаю правду я и ложь, С учтивостью мешаю озорство, Отвсюду изгнан и повсюду вхож. Не скрою, милосердный принц, того, Что, зная все, не знаю ничего, Живу с людьми и на отшибе все ж, Пекусь о многом, алчу одного, Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

Грешно на них взирать молчком: Достойному хвалы -- хвала! Креститель -- это знает всяк -- Еще тогда, когда с Христом Не мог увидеться никак, Всем возвещал уже о Нем. С тобой, подательница благ, Войдет довольство в каждый дом. Оденешь ты того, кто наг, И сжалишься над бедняком.

Да будет взыскана Творцом Жена, что жизнь тебе дала. Большого счастья ей во всем. Клянусь я перед ликом Бога: Мне, как и всем, ты -- утешенье. Едва ли бы я прожил много, Когда бы не твое рожденье: Меня сломили бы лишенья, Нужда до срока б унесла. Для нас в тебе залог спасенья. Предписывает разум строго Мне соблюдать повиновенье Той, чей восход мою тревогу Рассеял за одно мгновенье. Забыть былые огорченья Ты мне столь дивно помогла, Что днесь мой долг -- тебе служенье.

Так пусть же твоего порога, Дитя, мое достигнет пенье, А ты внемли мне из чертога И знай: Принцесса, без тебя могила Меня давно б уже взяла, Но ты мне жить даруешь силы.

Все прелести уже сегодня Со щедростью непревзойденной, Присущей промыслу Господню, Даны природой благосклонной Тебе, наследнице законной Достоинств рода твоего. Как тут не вспомнить мысль Катона: По дереву и плод его. Осанка, коей равных нет, И очи, где огонь таится Пускай пройдет хоть сорок лет -- Твоя краса не умалится, А мой язык не утомится Всегда твердить одно и то ж: Не зря в народе говорится -- Кем ты рожден, с тем ты и схож.

И в заключение дерзну Вслед за поэтом я сказать: К нам племя новое в страну С небес ниспослано опять, И не пытайтесь возражать, Юдифь, Лукреция, Елена: С моею Дамою равнять Себя нельзя вам несомненно. Молюсь я, чтобы Царь Небесным Дал долгое существованье Моей владычице прелестной.

Удивительно, но факт! Со всеми будет так, кто не поймет:

Другое же мое желанье -- Служить ее преуспеянью, Чтоб был ей не в обузу, а В любом полезен начинанье Школяр убогий Франсуа. Для вас такие деньги -- не разор, Меня же много дней они кормили После того, как вы их мне ссудили.

Но чуть начнет под осень холодать, Я в лес вокруг Пате пойду блуждать, Чтоб желудями вдосталь там разжиться, И, ухитрясь их с выгодой продать, В урочный день заем верну сторицей. Я, если бы ломбардец-живодер Иль ростовщик иной то разрешили, Свою бы шкуру им в залог попер -- Так мне мои лишенья досадили. О Господи, что нищеты постылей? Ужель я буду вечно голодать И без гроша в кармане пропадать? Но коль удача вдруг со мной сдружится, Я зря не стану время провождать -- В урочный день заем верну сторицей.

Принц, хоть стыжусь я вам надоедать, Но с чистым сердцем смею утверждать: Без лишних денег мне не прокормиться. Не бойтесь же меня ссудить опять -- В урочный день заем верну сторицей. Девчонки, парни, коим черт не брат, Все, кто плясать, и петь, и прыгать рад, В ком смелость, живость и проворство есть, Чьи голоса, как бубенцы, звенят, Ужель Вийона бросите вы здесь?

Все, кто остроты, шутки, озорство Пускает в ход с охотою большой, Хотя и нет в карманах ничего, Спешите, или вздох последний свой Испустит он в лохмотьях и босой. Вам, кто рондо, мотеты, лэ строчат, Ужели, как и раньше, невдогад, Что вами друг спасен быть должен днесь, Не то его скует могильный хлад?

Ужель Вийона бросите вы здесь? Так навестите ж друга своего Вы, вольный люд, который над собой Власть признает лишь Бога одного. Так сильно узник изнурен нуждой И пост день изо дня блюдет такой, Что из нутра стал источать он смрад, И не вином -- водой его поят, И принуждают хлеб столь черствый есть, Какого даже крысы не хотят Вас, принцы, почитая за ребят, Со мной друживших много лет подряд, Меня отсюда я прошу увесть.

Пример берите в этом с поросят: Один захрюкал -- прочие примчат. К числу детей Тебя не отнесешь, но блажь твоя Тебе отстать мешает от друзей. Верней, Мух отличать от молока мгновенно: Они черны, оно бело и пенно. Жить этак может только дуралей, И будь ты вправду глупая свинья, Тебя я извинило бы скорей, Но ты ж других, пожалуй, поумней, А вот себя бесчестишь откровенно, Глумясь над общим мненьем дерзновенно.

Влияние Сатурна с юных дней Гнетет меня. Лишь человек кузнец судьбы своей, И Соломон писал не зря, ей-ей: Никто другим не волен стать. Меня в своих невзгодах не вини ты -- Я все равно тебя не пожалею: Другим куда как горше и больнее, А лучше вспомни, скольких смельчаков Сгубили бедность или тайный ков, Когда был гнев мой ими навлечен. Так не произноси поносных слов, Смирись и жребий свой прими, Вийон. Из-за меня повержены герои, Что мною ж были лаврами увиты: Сражен Приам, властитель крепкой Трои; Равно сошли в могилу и забыты И Ганнибал, воитель знаменитый, Отринутый отчизною своею, И Сципион, расправившийся с нею; В сенате Цезарь встретил сталь клинков, Помпей в Египте пал от рук врагов; В пучине сгинул мореход Язон; Сам вечный Рим погиб в конце концов.

Удивительно, но факт! Но тем не менее, законченность строф, хоть и довольно простая строфика в основном — четверостишья, катрены.

Смирись и жребий свой прими, Вийон. Мнил Александр, счастливою звездою Ведомый к славе, что достиг зенита, Но сокрушила ядом и его я; Царь Альфазар и трон, и жизнь, и свиту Все потерял, лишась моей защиты: Уж я-то ставить на своем умею. Подвесила за кудри на суке я Авессалома меж густых дубов, Дабы настиг его слуга отцов; Был Олоферн Юдифью умерщвлен, Чуть я над ним простерла сна покров.

Знай, Франсуа, за каждый из грехов Ты был бы мной разъят на сто кусков, Когда б не Тот, Кем род ваш искуплен.

БОЛЬШОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

Я злом за зло плачу -- мой нрав таков. Вийон написал его в тюрьме после пыток, приговоренный к повешению. В тюрьму он попал за драку с поножовщиной, после чего ему припомнили и давний грех — участие в ограблении. Господь помочь несчастному велит. Мне б лучше скрыться прочь еще в тот раз, А я промедлил слишком долгий срок, Рыдал, молил, но все ж себя не спас, Так и оставшись здесь у ваших ног. Ах, как я от позора изнемог!

Удивительно, но факт! А спросит кто-нибудь злонравно, Что мне до этих двух парней, Отвечу так на выпад явный:

Пусть мне на помощь стар и млад спешит, Затем, что всем и каждому вдомек: Входа нет до смерти в рай. Где рок, красу губящий рьяно, Архипиаду скрыл от нас? Ушла Таис в какие страны? Где Эхо, чей ответ так странно Звучал в безмолвье рощ и рек? Где эти девы без изъяна? Где Элоиза, с кем был раз Застигнут Абеляр нежданно, Из-за чего он и угас Скопцом-монахом слишком рано?

Где королева, чья охрана В мешок зашила и навек Швырнула в Сену Буридана? Где Бланш - сирены сладкий глас И белая лилея стана? Где Берта, мать того, кто спас Французский край от басурмана? Где слава лотарингцев Жанна, Чьи дни английский кат пресек В огне костра у стен Руана? Принц, не придумано аркана, Чтоб задержать мгновений бег. К чему ж крушиться постоянно: Где добрый герцог де Бурбон, Альфонс, кем славен Арагон, И все, кого теперь в помине Нет меж носителей корон?

Там, где и Карл Великий ныне. Где Скотт, чьего лица двуцветью - Багров, как лал, был слева он - Дивился всяк на белом свете? Про участь богача скупого LXXV Все девять ангельских чинов Ги Табари - приятель Вийона, участник ограбления Наваррского коллежа. Схваченный летом г. Мария Египетская VI в. Теофил - герой средневековой легенды, прообраз Фауста; попав в немилость у епископа, продал за мирские блага душу черту, но через семь лет раскаялся и был спасен благодаря заступничеству Богоматери.



Читайте также:

  • Купит квартиру по ипотеке в подмосковье